film and media collection recommended reading bibliography films shown in the news publications photos artifacts 1999-2011 contact logistics schedule participants home

Симпозиум по российскому кино 14
Кинокэмп по-русски.

English Version

Термин «кэмп», происходящий от французского глагола “se camper” («выставлять напоказ», «щеголять»), не имеет прямого соответствия в русском языке. Широкое поле исследований, которое этот термин обозначает, практически неизвестно русским киноведам. Главная задача Киносимпозиума в этом году заключается в разработке концепции кэмпа в советском и российском кино.

Проблематичным является определение границ термина и в западной критике. Основополагающая статья Сьюзан Зонтаг «Заметки о кэмпе» вызвала волну опровержений. Многие активисты заявляли, что Зонтаг взяла одну из характеристик кэмпа–преодоление сексуальных границ–и необоснованно превратила этот феномен в популяризированную эстетическую систему. Характеристиками этой системы являются легкомысленность, смешение высокой и массовой культуры и предпочтение, которое она оказывает стилю в ущерб содержанию.

Противники Зонтаг относят зарождение кэмпа к фигуре Оскара Уайльда. Они выдвинули свое понимание сущности кэмпа как феминизированной, мужской, гомосексуальной эстетики. Несмотря на разногласия в определении кэмпа, обе стороны признают, что кэмп–это нечто, настойчиво требующее внимания. Он перформативен, опирается на импровизацию и стилизованные действия–вне зависимости от его аудитории и от того, осознает ли он себя в качестве кэмпа. Кэмп в кино можно рассматривать и как продукт, и как способ его прочтения зрителями, которые ценят то, что с точки зрения господствующей культуры считается дурным вкусом. Применяя выдвинутое нами рабочее определение кэмпа к русскому и советскому кино, участники Симпозиума рассмотрят все грани этих политизированных дебатов вокруг кэмпа.

Чем может быть полезен термин «кэмп» для русского кино? Западные дискуссии о кэмпе часто отмечают его попытку отделения от буржуазной, нормативной культуры, от культуры мэйнстрима. Однако, открытый показ сексуальной трансгрессии в советском кино практически отсутствует, ведь, как известно, «В СССР секса нет». Гомосексуализм считался преступлением начиная с 30-х годов и вплоть до распада СССР. Хотя действие соответствующего закона было отменено в 1993 г., в последнее время Российская Федерация движется в сторону похожих правовых актов дискриминации. Например, в ноябре прошлого года законодательная власть Санкт-Петербурга, поддержанная прокремлевской партией «Единая Россия», утвердила законопроект, согласно которому всякая публичная пропаганда гомосексуализма будет запрещена. Понятие кэмпа, включенное в массовый рынок российской киноиндустрии, может предложить альтернативу не только эстетической нормативности, но и гипермаскулинности путинской эры.

Можно также утверждать, что элементы кэмпа существовали на протяжении всей истории русского и советского кино, находя себе место как в рамках высокоцентрализованной кинематографии советского периода, так и в рамках частных студий современной России. Ретроспектива этого года демонстрирует разнообразие подходов к кэмпу. Советский стиль прошлых лет может превратиться в жемчужину кэмпа–например, в «Человеке-амфибии» (1961) или в недавно восстановленном «Строгом юноше» Абрама Роома. Стилизованная манера игры Александра Баширова и Ренаты Литвиновой, кэмп-символов русского артхауса, в полной мере проявляется в «Доме под звездным небом» (1991) и «Богине» (2004). Популярные жанровые картины–«Здравствуйте, я ваша тетя!» (1975) и недавние «Весельчаки» (2010) режиссера Феликса Михайлова воспевают нарушающий гендерные границы трансвестизм.

Разработка концепции кэмпа также может открыть новые пути исследования истории русского и советского кино. Прочтение истории советского кино с точки зрения кэмпа сможет объяснить появление таких картин, как «Счастье» Александра Медведкина (1934) и «Веселые ребята» Григория Александрова (1934), чьи игривость и легкомысленность находились в резком контрасте с нагруженными идеологией соцреализма фильмами 1930-х годов. Как эти продукты эстетики кэмпа проходили цензуру, скрывая свою сущность или будучи двусмысленными, и все же существуя для публичного потребления теми, кто опознавал их эстетический код? Другой пример: исследования российской массовой культуры 1990-х годов почти целиком концентрировалось на «чернухе», в то время как фильмы этого периода также воспевали представителей демимонда, или исторический мусор советской эры в таких произведениях как «Серп и молот» Сергея Ливнева (1994) и «Два капитана-2» Сергея Дебижева (1992). Наконец, произведения, существующие в эстетике кэмпа, часто используют высокую культуру Российской империи и Советского Союза. Так, образ самого популярного поэта России, Александра Пушкина, абсурдным образом сталкивается с массовой культурой современности в картине Юрия Мамина «Бакенбарды» (1990) и новой экранизации «Бориса Годунова» (2011), сделанной Владимиром Мирзоевым.

Что может прочтение русского кинематографа с точки зрения кэмпа сказать о его аудитории, от зрителей внутри страны и фестивальных ценителей, до историков и теоретиков кино за рубежом? Мы приглашаем вас присоединиться к обсуждению этой темы на Четырнадцатом ежегодном Симпозиуме, «Кинокэмп по-русски». Он пройдет в Университете Питтсбурга с понедельника, 30 апреля до субботы, 5 мая 2012 года. Вечерние показы будут проходить в кинозале Мелвуд Питтсбургского киноинститута (Pittsburgh Filmmakers’ Melwood Screening Room). В этом году Русский Киносимпозиум расширяет сферу своего действия – показ «Жидкого неба» (1982) Славы Цукермана состоится в кинотеатре под открытым небом (Riverside Drive-in). Фильм будет представлен самим режиссером.

Русский Кино-симпозиум проходит при поддержке Университета Питтсбурга: Деканата Факультета Искусств и Наук имени Кеннета П. Дитриха, Университетского Центра по международным исследованиям, Центра русских и восточно-европейских исследований, Центра гуманитарных наук, Кафедры славянских языков и литератур, Программы по исследованию кино, Аспирантской программы по культурологии, Русского аспирантского киноклуба и Сообщества аспирантов и студентов-профессионалов. Русский Киносимпозиум осуществляется на гранты от Фонда Хьюлетта (Hewlett Foundation) и Фонда Питтсбурга (the A.W. Mellon Educational and Charitable Trust Fund of The Pittsburgh Foundation).

Эндрю Чэпмен